Яндекс.Погода

пятница, 3 декабря

пасмурно+1 °C

Юность в сапогах

21 февр. 2014 г., 19:24

Просмотры: 405


Монотонный стук колес поезда, смех, песни, ожидание новой жизни и незаметный страх перед неизвестностью. Солдатская форма, кирзовые сапоги… Молодые люди держат путь в свои армейские части, где им предстоит отдать свой долг Родине. Эти первые и незабываемые впечатления остаются в памяти каждого мужчины, служившего в армии в разные годы.

Монотонный стук колес поезда, смех, песни, ожидание новой жизни и незаметный страх перед неизвестностью. Солдатская форма, кирзовые сапоги… Молодые люди держат путь в свои армейские части, где им предстоит отдать свой долг Родине. Эти первые и незабываемые впечатления остаются в памяти каждого мужчины, служившего в армии в разные годы.

Служу России!

– Через пять дней после празднования моего 18-летия мне вручили повестку, – делится впечатлениями о службе Виталий Иванов. – Шел 1996 год, весна, мысль о теплых летних деньках не давала покоя. Но долг есть долг, выбирать не приходится. К тому же, я надеялся, что меня отправят в ВДВ. Но со сборного пункта меня и еще троих лотошинцев забрали в войска ПВО, что в Балашихе. Смешно вспоминать, как мы туда добирались. В Железнодорожный за нами приехал капитан. Услышав команду: «бегом, марш!», мы ринулись за ним вначале на автобус, затем в метро. Там все боялись потеряться. Но наш капитан торопился на футбол и бежал, как оглашенный, а мы за ним. Влетев в электричку, мы наконец-то отдышались. От места положенной станции еще километров пять бежали по лесу, пока не уперлись в проходную воинской части. Две недели в карантине, присяга и расформирование по разным батальонам. Через три дня я уже стоял в карауле. Это были годы, когда шла первая Чеченская война. Нас часто пугали тем, что отправят в Чечню, если будем плохо служить. Не миновала и « дедовщина», которой я отчаянно сопротивлялся, будучи физически хорошо подготовленным. За это получил прозвище «бурый Иван». Через четыре месяца службы я уже был на сержантской должности и командовал ротой. В дальнейшем мне доверили взвод, я исполнял обязанности старшины. Но звание это так и не получил из-за небольшого инцидента в конце службы. Зато точно определился с профессией. Армия – хорошая школа мужества. Она научила меня разбираться в людях, что в дальнейшем мне очень пригодилось. После армии была служба в ОМОНе и вторая Чеченская война. В данный момент продолжаю трудиться в органах МВД.

«Моряк вразвалочку сошел на берег…»

– Очень хорошо помню тот день, когда меня призывали в армию, – вспоминает Александр Петрович Белов. – Это был 1971 год, а я – студент техникума. И хотя особого желания идти в армию не было, отсрочку брать не хотел. Уже знал, что предстоит служить в Морфлоте. В этот род войск меня определила медицинская комиссия. Призывался из Мытищинского РВК, но проводы были дома, в родных Лужках.

Деревенские проводы незабываемое зрелище. Гуляли все сельчане. Песни и пляски под гармонь вперемешку со слезами матери и родных. На сборном пункте медкомиссия вынесла вердикт: « Ну вот, один морячок уже есть», дав понять, что три года службы мне обеспечены. Потом был Краснознаменный учебный отряд подводного плавания в Лениграде, где я получил военную специальность «гидроакустик». Хочу отметить, что ни в учебной части, ни на флоте «дедовщины» не было. Зато существовал так называемый «годковый трояк». Старослужащим доплачивали к матросскому пособию три рубля за обучение молодого пополнения. О физических притеснениях не могло быть и речи. Но требования по четкому изучению подводной лодки были жесткие. Два года и четыре месяца я прослужил на Северном флоте. Подводная лодка – 150 метров в длину и высотой с пятиэтажный дом, холодное Норвежское море и база на берегу стали местом моей службы. В плавание уходили на три месяца, опускались на глубину 200 метров. В этот период менялось мироощущение. Я, например, стал много читать. А выходя на берег, очень гордился, что на мне красивая морская форма и бескозырка. Правда, идти по берегу было поначалу трудновато, поскольку за время походов мало передвигались, ноги не слушались. Сейчас кажется, что три года службы прошли незаметно, но тогда они казались вечностью. На флоте принято провожать домой с оркестром. «Прощание славянки» бередило душу так, что накатывалась тоска. Наконец этот марш прозвучал и для нас. Мы разъезжались по домам, обещая быть верными крепкой морской дружбе. Но со временем перестали писать друг другу.

Невозможно забыть эти годы

– Я бредил армией со школьных лет. Учиться дальше не хотелось. До исполнения призывного возраста оставалось полгода, и я пошел работать. Повестку вручили перед Новым годом, о чем я радостно сообщил родителям, – рассказывает Михаил Карягин. – Помню, что в областном военкомате меня спросили, где бы я хотел служить. Я ответил, что в ВДВ и на Кавказе. Правда, в десантники не попал, а вот в Северо-Кавказский военный округ в войска ПВО меня отправили. В Москве на вокзале я упросил капитана разрешить позвонить домой. «Нас везут в Ейск», – успел сообщить родителям. Полтора суток в поезде показались вечностью. Кругом все жевали и уже меньше смеялись. Я забрался на верхнюю полку, в голове крутились мысли о доме. Сумка была полна мамиными припасами, но есть не хотелось. В дороге написал свое первое письмо домой и передал его с женщиной, выходившей на одной из станций. На месте назначения нам объявили, что это «учебка», здесь мы пробудем шесть месяцев. Дальше нас отправят по разным воинским частям. Трудные были эти месяцы, гоняли по полной программе, но оказалось не зря. После присвоения звания младшего сержанта я попал в Волгоград, где мне сразу доверили командовать отделением. Никогда не забыть маршброски в сорокоградусную жару, при полном обмундировании, с полным боекомплектом. Не забыть и учения в степях Ашулука, где мы жили в полевых условиях, приближенных к военным. Это закаляло и укрепляло силу воли, делало из нас настоящих мужиков. Демобилизовался я в звании старшины. Командир воинской части предлагал мне остаться сверхсрочно, но я отказался. Иногда об этом жалею. Службу в армии и друзей, с кем два года делил все пополам, не стереть из памяти, как и случаев, о которых тяжело вспоминать.

Бегать от армии глупо

– Я оканчивал последний курс Геологоразведочного университета и твердо решил, что пойду служить,– рассказывает Максим Быкин.– Скрываться до 27 лет, придумывать себе разные болячки в мои планы не входило. И потому, получив диплом, я отправился в армию. Высшее образование позволяло отслужить всего год при двух положенных тогда. Мне говорили, что трудно будет, потому что не со своим возрастом иду. Но получилось наоборот, ко мне, как к старшему, относились более уважительно с начала и до конца службы.

Ранним утром мы, призывники, уже были в Лотошинском военкомате. До сборного пункта добрались быстро. Здесь нас переодели в военную форму, а дальше – Ярославский вокзал, и вот уже поезд мчит нас в Нижний Новгород в войска РХБЗ. Первые дни в воинской части не забудутся никогда. Испуганные глаза, новое окружение и сержанты, которые нам сразу дали понять, что служба не мед. Осмотр наших сумок не оставил сомнения в том, кто в казарме хозяин. Но «дедовщины» в таком виде, как ее описывают на гражданке или показывают по телевизору, у нас не было. Возможно, потому что воинская часть была небольшая, все друг у друга на виду. К тому же рядом располагался поселок, где находился «дисбат». Нас возили туда посмотреть на осужденных и рассказывали, за какие преступления они там находятся. Это впечатляло, попасть туда никому не хотелось, и потому «деды» сдерживали свои эмоции. Когда я уже освоился, привык к ранним подъемам и ежедневной зарядке, служба побежала незаметно. Особенно помнятся маршброски. Формы от Юдашкина тогда не было. Поэтому шинель, портянки и кирзовые сапоги, в которых мы бежали, доставляли много неудобств. Большинство солдат стирали ноги до мозолей и лечились в госпитале. Меня это миновало, носить сапоги с портянками я уже умел. Я часто задаю себе вопрос: «Что дала мне армия?» Прежде всего, она научила меня лучше разбираться в людях. Только там можно понять и узнать, кто с тобой рядом. А еще я сделал вывод, что в армии плохо людям замкнутым. Там важно знать, что в одиночку не проживешь.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*